ГлавнаяО компанииНаши работыОбразец проектаПубликации"Умный дом"Декор и коврыУслуги и ценыКонтакты


Архитектурно-строительная компания
Трианон

история архитектурывеликие архитекторысловарь архитектурных терминов
 

Фиванские правители Юга снова объединили Египет, однако они не смогли окончательно подчинить себе номархов Среднего Египта. Общественные условия изменились — возникли самостоятельные местные центры, увеличилась роль средних слоев населения, развилась городская жизнь. Объединение Египта способствовало дальнейшему развитию ирригационных систем. В это время был освоен обширный район Фаюмского оазиса, где возникло несколько новых поселений и среди них первый регулярный город – Кахун.

Кахун был построен фараоном XII династии Сенусептом II около 2000 г. до н. э. в связи со строительством здесь пирамиды и системы каналов. Это был сравнительно небольшой город, прямоугольный в плане с размером сторон – 360х280м. Город имел ориентацию по сторонам света. Западная его часть, расположенная несколько ниже по рельефу, была отделена невысокой внутригородской стеной. Здесь располагались жилые дома для строителей и рабов. Единственная улица пересекала этот однообразный район с севера на юг. Восточную часть города занимали жилые дома привилегированных жителей. Вдоль северной городской стены расположились дома фараона и его приближенных. Улица западно-восточного направления объединяла эти жилища. В восточной части располагались рынок и лавки купцов. Кахуд, имел идеально-правильную планировку улиц , что оказалось возможным благодаря тому, что создавался по единому плану.

Совершенно иную картину можно было наблюдать в планировке и застройке крупных, постепенно складывавшихся городов. Город Фивы (древнеегипетский — Уасет) возник около середины III тысячелетия до н. э. Особого расцвета Фивы достигли в эпоху Среднего и Нового царства, когда и были построены все храмовые и мемориальные постройки. Так же как и Мемфис, Фивы исследовались учеными многих стран, составившими многочисленные описания археологических находок, найденных на территории этого знаменитого города. Однако вплоть до настоящего времени остается не ясным, каковы были границы и конфигурация городского плана. Неизвестно так же начертание улиц, местоположение главных жилых кварталов. Многими исследователями оспаривалось также размещение жилых районов города относительно реки. По мнению одних ученых, основная часть Фив располагалась на острове, омывавшемся каналом с запада и руслом Нила с востока (Э. Эгли), по мнению других — на правом берегу реки. Причиной этих споров являлось отсутствие материальных остатков жилых домов, что в свою очередь объяснялось недолговечностью материалов, из которых они были построены. Открытым также остается вопрос о размерах древних Фив. По словам Гомера Фивы были «Стовратным» городом однако трудно сказать, как располагались эти ворота и что под ними подразумевал великий поэт древности: крепостные ворота или пилоны храмов. Страбон, посетивший Фивы в конце I в. до н. э., писал, что он обнаружил там следы города больших размеров, протяженностью в 80 стадий (свыше 14 км), заселенного в этот период «наподобие деревни», т.е. разбросанными хижинами вперемешку с руинами древних храмов. Если сравнить Фивы с древнейшей столицей египетского государства Мемфисом, то протяженность Фив соразмерна Мемфису.

Очевидно, крупные столичные центры имели свои закономерности развития, отличавшиеся от обычных городов. К таким закономерностям относилось: свободное развитие городской территории вдоль реки, сооружение поминальных храмовых комплексов на левом, западном берегу Нила; размещение жилых городских районов возле очередной резиденции фараона или возле каждого храмового центра; наличие протяженной монументально оформленной дороги вдоль правого берега реки, объединявшей главные храмы и, возможно, основные жилые районы. Помимо общих закономерностей развития столичных городов для Фив были присущи еще и местные особенности. Это касалось главным образом размещения и ориентации фиванских храмов, большая часть которых была связана с культом бога Амона-Ра, которого египтяне отождествляли с солнцем. Следует отметить, что культ солнца как верховного божества египетского пантеона усилился еще в эпоху Древнего царства, когда в связи с общей централизацией египетского государства он был объявлен главным государственным культом. Древним центром солнечного культа — бога Ра был город Иуну (греческое — Гелиополь), располагавшийся на правом берегу Нила, севернее Мемфиса, у самого начала нильской дельты. В эпоху Среднего царства, когда политическим центром Египта стали Фивы, местный фиванский культ бога Амона слился с культом бога Ра и стал главным государственным культом всего Египта. В Фивах начинают строиться храмы, посвященные Амону-Ра. Однако наивысшего расцвета это храмовое строительство достигло в эпоху Нового царства.

Падение Древнего царства, постоянная внутренняя борьба, беспрерывные заговоры, напряжение, которое переживала страна, поколебали казавшиеся незыблемыми устои, многие древние представления подвергались пересмотру. Горечь разочарований, сомнения во всем, даже в религиозных догмах, звучат в высказываниях людей той поры. Вместе с тем стремление номархов к независимости, усиленный рост городов обусловили разнообразие местных направлений. Они определяли во многом и новые искания в области искусства, литературы и науки. Появилось стремление к преодолению канонов Древнего царства, интерес к более конкретным знаниям. В искусстве усиливается реалистическая тенденция, ярко проявляющаяся в живописи, пластике и орнаменте. Стараясь укрепить свою мощь, фараоны подражали величественным образцам Древнего царства, однако на первых этапах у них не было средств их предшественников. Их кирпичные пирамиды были не велики и подвергались быстрому разрушению.
Первым из памятников, ознаменовавших поиски новых архитектурных образов, была усыпальница-храм Ментухотепов в Дейр-эль-Бахри (близ столицы Среднего царства — Фив). В этом сооружении была осуществлена попытка соединить храм с пирамидой, но постройки такого типа не получили прямого продолжения. И все же усыпальница Ментухотепов положила начало крупным храмовым ансамблям более позднего времени. Живописно расположенная среди диких гор, усыпальница с двумя террасами и широким пандусом (постепенным пологим подъемом), увенчанная пирамидой, уподоблена горной вершине. Золотисто-розовый цвет камня, огромная протяженность окруженной стенами дороги, ведущей к храму из долины (1200 м), сообщали этому своеобразному ансамблю величественный размах.
Особое значение в Среднем царстве приобрели мощные колоннады, опоясывающие террасы храмов и дворы, а также колоссальные каменные статуи правителей, как бы вышедших из темноты храмов и охраняющих их. Нововведением были пилоны — две мощные башни с узким проходом посредине, являющиеся своеобразным рубежом на пути людей, вступающих в храм.
Новые искания сказались в изображении человека. Особенно остро они проявились во второй половине Среднего царства. Усилилась резкая властность черт лиц правителей, величавая ясность образов Древнего царства сменилась напряженностью, словно за внешне спокойной оболочкой пробудился более сложный мир чувств. Портретная голова Сенусерта III (19 в. до н. э., Нью-Йорк, Метрополитен-музей) с глубоко запавшими глазами, резкими дугами бровей и обострившимися скулами, выделенными блеском гладко отполированного темного обсидиана, свидетельствует об усложнении человеческого образа. Сильнее подчеркнуты контрасты света и тени, горькие складки пролегают по сторонам рта. Та же сила в лепке лица и интерес к передаче характера человека ощущаются в портретной голове Аменемхета III (19 в. до н. э., Каир, Музей).
Постепенно произошли изменения и в, казалось бы, незыблемых схемах построения рельефов. Их темы становятся разнообразнее, охват жизни — шире. В рельефах гробницы номарха Среднего царства Сенби в Меире (20 в. до н. э.), изображающих сцены охоты, звери показаны свободнее и живее, чем прежде. Их фигуры не располагаются строго по фризам, но свободно размещены в пейзаже, среди холмов пустыни, где они скрываются от охотников. На рельефах в Меире изображаются и другие сцены жизни людей того времени: сбор папируса, ремесленники за работой и т. д. Таким образом, новые сюжеты занимают все более важное место в искусстве, наполняют его все большей конкретностью.
В живописи, украшавшей стены гробниц и храмов, также обнаруживаются попытки преодолеть старые композиционные схемы. Строгрте, полные величавого покоя фризы сменяются более свободно сгруппированными сценами, краски становятся нежнее и прозрачнее. Росписи исполняются темперой по сухому грунту. Золотистый цвет тел сочетается в них с зеленью трав, белизной одежд, синевой цветов. Не ограничиваясь локальными тонами, мастера пользуются смешанными красками, наложенными то густо, то еле уловимо; контуры обозначаются то резко, то нежно, отчего по-прежнему плоские силуэты становятся легче и живописнее.
В гробнице Хнумхотепа II в Бени-Хасане (20 в. до н. э.) была создана одна из самых замечательных росписей в искусстве Среднего Египта — сцена охоты на берегах Нила.
По воде в изогнутых ладьях движутся высокие и стройные фигуры охотников. Вокруг них на ветвях деревьев с тончайшим кружевом прозрачной листвы изображено множество круглоглазых ярких птиц в нарядном оперении. Дикая кошка с мягкими вкрадчивыми движениями притаилась на упруго согнувшемся стебле лотоса среди нежных голубых цветов. Все в этой росписи исполнено совершенного мастерства и вместе с тем подчинено тонкому декоративному строю. Художник воспроизводит оттенки гладкой шерсти кошки и ее гибкий контур, который он очерчивает такой же плотной линией, как и мощные стебли цветов, окружающих ее, словно густой лес. Мастера воплотили в этих росписях свое понимание красоты окружающего их мира, широкий интерес к жизни.

То же стремление изображать не отдельные предметы, а действие, показывать в движении целые группы проявилось и в мелкой пластике Среднего царства. Раскрашенные по слою грунта деревянные статуэтки повествовательны, как и живопись. Нарядные женщины, несущие жертвоприношения к храму, булочники, выпекающие хлеба, крестьяне за вспашкой земли, чиновники, считающие скот,— таковы сюжеты этих достигающих подчас подлинного изящества статуэток. Совершенны яркие фаянсовые сосуды бирюзовых и синих тонов и фаянсовые фигурки животных, в изготовлении которых применялась подглазурная роспись.





НовостиЧасто задаваемые вопросыИстория архитектурыТехнологии строительстваЧто нужно знать застройщикуКаталог ссылокКарта сайта