ГлавнаяО компанииНаши работыОбразец проектаПубликации"Умный дом"Декор и коврыУслуги и ценыКонтакты


Архитектурно-строительная компания
Трианон

история архитектурывеликие архитекторысловарь архитектурных терминов
 

ЭЛЛИНИЧЕСКИЙ ПЕРИОД
Период эллинизма занимает три века, от смерти Александра Македонского (323 г до н.э.) до битвы при Акции (31 г. до н.э.) и утверждения власти Октавиана над Египтом. Сам термимин следует понимать не только как использование греческого языка и обычаев, но и как распространение этого типа культуры. Однако нами будет рассмотрен период несколько шире, дабы подробнее осветить развитие арххитектуры.
В зависимости от устойчивости местных традиций эллинистическая культура оказала разное по силе влияние в захваченных странах и сама претерпела значительные изменения.
С продвижением македонян и колонизацией новых земель возводились новые города, расширялись и реконструировались старые. Эти работы носили широкий масштаб, были государственным делом и проводились в сжатые срони. На смену стихийному развитию города пришла регулярная застройка с четким выделением общественных и религиозных центров, главных магистралей.
Гипподамова система была применена при реконструкции Милета и строительстве Приены, заменившей город Гелику, разрушенную землетрясением и смытую наводнением.
Милет получил новую регулярную планировку в эпоху эллинизма. Расположенный на изрезанном бухтами полуострове, город огражден со стороны материка изломанной в плане линией стен. Торговый характер города определил тяготение центра к гавани, насыщенность его портовыми сооружениями. Здания общественного назначения объединялись здесь стоями ионического ордера. С юга к главной площади примыкал Большой рынок размером 162X116 м, окруженный дорическим портиком, за которым с юго-востока и юго-запада располагались торговые и складские помещения. Обе площади, завершенные уже при римлянах, композиционно связывались зданием Булевтерия. Он имел зал, вмещавший, 1500 человек и предназначался для заседаний совета города. Культурный центр Милета к западу от Большого рынка включал расположенные вокруг бухты. Жилые кварталы деловой части города более мелки.

Простота и монументальность классики сменяются динамизмом, размельченностью, богатством деталей, игрой света и тени, активным использованием перепадов высот в качестве дополнительных средств достижения выразительности архитектуры. Идея обобщения застройки площадей перистильными колоннадами проникает и в культовую архитектуру. Святилище Афины в Пергаме представляет обширную площадь, окруженную с трех сторон двухъярусной стоей; южнее святилища располагался алтаря Зевса, также решенный в виде ионического перистиля. Цоколь алтаря обработан скульптурным фризом общей длиной 120м., изображающем борьбу с гигантами. Динамичная, эмоционально напряженная композиция скульптурных групп алтаря характеризует общую направленность искусства эллинистической эпохи, его склонность к психологической характеристике, изображению грандиозных и драматичных событий.
В использовании ордеров уже не придерживались канонических схем. Ордер сохраняет значение основной конструктивно-художественной системы, но приобретает более богатые декоративные формы. В сочетаниях ордеров по вертикали (в стаях) придерживаются принципа тектонической последовательности: монументальный дорический — внизу, легкий ионический—на втором ярусе. В объемно-планировочных решениях фасад украшается дорическим или ионическим ордером, в интерьер вводятся изящные коринфские колонны. Излюбленным становится ионический ордер .
Широкое распространение эллинистической культуры и включение в сферу ее влияния стран, где до этого развивались местные традиции, вызывает новью, смешанные явления в архитектуре, что приводит к обратному воздействию на сложившиеся формы греческой архитектуры объемно-планировочных принципов архитектуры Малой Азии и Египта.
Перистильный тип жилого дома окончательно утверждается в эллинистических областях. По-прежнему сохраняется изолированность жилища от внешней среды. Богатые дома имели бассейны, щедро украшенные росписью, мозаикой, скульптурой интерьеры. В озелененном дворе устраивались уютные места для отдыха, фонтаны.
Как в свое время классический период был связан с возвышением Афин, так период становления эллинизма связан был с возвышением Македонии.
В VI и V вв. до н. э. Македония была всего лишь окраиной греческого мира.
При македонском царе Филиппе II отдельные части Македонии объединились в единое государство (359 г. до н. э.). С этого времени начинается активная завоевательная политика Македонии. Захват фракийских, иллирийских и прибрежных греческих областей открыл доступ к морской торговле и способствовал дальнейшей македонской экспансии в материковую Грецию.
После смерти македонского царе Филиппа II в 336г. до н.э. власть наследовал его сын Александр (356-323гг. до н.э.). С именем Александра Македонского и его завоевательными походами на Восток обыкновенно связывают начало развития эпохи эллинизма, т. е. того периода, когда на почве слияния греческой культуры с местными традициями народов Востока родилось качественно новое искусство, проявившееся во всех областях человеческой деятельности, включая архитектуру и градостроительство.
В 334 г. до н. э. Александр начал поход против Персидской державы. В его распоряжении находилось крупное, хорошо обученное войско.
Целью походов Александра Македонского было желание расширить границы своего государства, колонизовать обширные пространства, превратив их в источники получения рабов, захватить богатства восточных городов, найти рынки для постоянной торговли и превратить завоеванные страны в колоссальную многоязыкую монархию.
В отличие от материковой Греции, оказывавшей сопротивление македонским завоевателям, города-государства, Малой Азии встретили их более дружелюбно, поскольку видели в них своих избавителей от персидского ига. Из греческих малоазийских городов оказали серьезное сопротивление лишь Милет и Галикарнас.
Все походы Александра Македонского сопровождались активной градостроительной деятельностью. Александр либо строил новые укрепленные поселения, либо давал средства на восстановление разрушенных городов, либо делал вклады в строительство местных святилищ. Само собой разумеется, что последние акции были всего лишь политическим жестом великого полководца и не имели подлинно созидательной цели.
Первым известным нам городом, которому Алексанр даровал средства на строительство общественных зданий, был маленький ионийский город Приена, в котором войско Александра вынуждено было остановиться в период осады Милета.
Приена представляет для нас интерес не столько в связи с благотворительностью Александра, сколько потому, что это был один из немногих греческих^городов, который был выстроен почт единовременно в середине IV в. до н. и который вобрал в себя все лучшее, что было создано градостроителями предшествовавшего периода. В то же самое время в Приене можно наблюдать новые черты, присущие уже эллинистическому периоду.
Приена была расположена на южном склоне Микальских гор, террасообразно спускавшемся к долине извилистой реки Меандр.
Город был удобен для обитания в нем людей. Микальские горы защищали его от северных ветров. Чистые горные источники питали водой, которая распределялась по городу в керамических трубах. Благодаря крутому рельефу легко осуществлялся естественный сток ливневых вод. Близость моря создавала мягкий влажный микроклимат.
Приена была окружена крепостной стеной, которая охватывала территорию, предусматривавшую дальнейший гост города. Размеры общественного центра Приены и многочисленные зрелищные сооружения также были рассчитаны на город более крупных размеров. Несмотря на довольно крутой рельеф, план города был строго регулярным, главная улица имела западно-восточную ориентацию и называлась Улицей Западных ворот. Она была единствененой проезжей магистралью города, стальные улицы, параллельные ей, были пешеходными. Город был разделен на жилые кварталы, которые по своим пропорциям отличались от кварталов соседнего Милета. Они имели размер 120 х 160 футов (35,4 х 47,2 м), т.е. их стороны соотносились как 3 :4. Следует отметить, что в Приене во многих сооружениях и пространствах использованы пропорции «золотого сечения», примером чему может служить главная городская агора. Вообще в древнегреческом градостроительстве трудно найти другой такой город, где гармонизация городского пространства была бы проведена с такой последовательностью, как в Приене.
Каждый из жилых кварталов состоял из нескольких, чаще всего четырех домов. Жилые дома Приены были двух типов. Более скромные жилища состояли из небольшого мощенного дворика, окруженного жилыми и общественными помещениями, среди которых особенно выделялась своим портиком главная комната хозяина дома. Были также и более богатые дома с внутренними перистилями. В некоторых случаях за домом находился небольшой сад. На улицу выходили лишь стены домов и ограды с проемами входов.
Общественные здания Приены располагались на трех террасах. На нижнем уровне, находившемся на 30 м выше уровня р. Меандр, размещался большой гимнасий с квадратным в плане внутренним перистилем и примыкавшим к нему с востока стадионом. От гимнасия улица-лестница, преодолевая высоту в 43 м, вела вверх к следующей террасе, на которой располагался главный общественный и торговый центр. Этот центр состоял из агоры и прилегавшего к ней с запада рынка для продажи и покупки продуктов питания и с востока-святилища Зевса. Сама агора состояла из южной торговой части, окруженной колоннадой, за которой располагались лавки, и общественной части, обращенной к Священной стоа. Священная стоа, или стоа Ороферна, была галереей с двумя рядами колонн внешних и внутренних, поддерживавших кровлю. За галереей располагались городские учреждения, среди которых выделялись своими размерами экклезиастерий (зал для народных собраний) и пританей.
С агоры лестница в 72 ступени вела на следующую террасу, расположенную на уровне 90 м над поверхностью реки. На этой террасе располагалось главное святилище – храм Афины Полиады – покровительницы города. Этот храм был построен архитектором Пифеем на средства Александра Македонского. Ионический периптер был хорошо виден с агоры. Еще выше по рельефу находился Верхний гимнасий и театр, а на самой вершине гор располагался так называемый акрополь, который был просто дозорной площадкой без храмов.
Таким образом, Приена являлась уникальным образцом эллинистического градостроительства, соединившим в себе два направления в развитии градостроительного искусства Греции: усовершенствованную регулярную пространственную систему и умение создавать монументальные ансамбли, расположенные в разных уровнях.
Вернемся к походам Александра Македонского. После того как было сломлено сопротивление Милета и Галикарнаса, войско Александра двинулось дальше и, обогнув с севера Фригию, вновь вышло к Средиземному морю в районе города Исс. Здесь в 333 г. до н. э. произошло крупное сражение, победоносно окончившееся для греков. Перед Александром и его войском открылась Сирия и все восточное побережье Средиземного моря с такими крупными торговыми городами, как Дамаск, Тир и Газа. Наибольшее сопротивление Александру оказали жители финикийского города Тира. Однако в результате шестимесячной осады с суши и с моря Тир был взят в 332 г. до н. э., все население его было обращено в рабство, а богатства разграблены. В результате этой победы персидский флот оказался отрезанным от побережья, и корабли стали сдаваться македонянам в плен.
После взятия Тира и утверждения своих позиций на Средиземноморском побережье Александр двинулся в Египет, находившийся в это время под властью персов. Египетская знать, заинтересованная в освобождении от персидской зависимости, дружелюбно встретила Александра, Его провозгласили фараоном-сыном бога Амона -- и передали ему казну и власть. Политика Александра в отношении Египта была такой же, какой она была по отношению ко всем странам, не оказывавшим сопротивления, он брал все, что возможно из материальных благ, пополнял войско за счет местного населения, но сохранял местные традиции и культы. Одновременно Александр строил города, которые заселялись выходцами из Македонии и других покоренных греческих городов. Обычно Александр называл эти города своим именем. Всего за время походов им было основано свыше 70 Александрии. Самым крупным и самым важным в стратегическом отношении был город Александрия Египетская, основанный Александром в 331 г. до н.э. ж Главная улица города проходила параллельно морю. Она имела протяженность в 40 стадий, т. е. свыше 7 км при ширине в 100 футов (около 30 м). Улица на всем своем протяжении имела колоннады. Высота застройки в Александрии, по свидетельству древних писателей, достигала 70 футов, т. е. 20 м. В городе имелись обширные парки. Особенно славились сад Мусейона, священная роща при здании судопроизводства Дикастерионе, расположенная также в центре города, и парк Пансион, в центре которого находился искусственный холм с храмом на самой вершине. Необходимо отметить, что план эллинистической Александрии изучен еще недостаточно, однако литературные источники повествуют о том, что этот город под конец эпохи эллинизма был одним из крупнейших торговых и культурных центров Средиземноморья и что его население к этому времени лишь немногим уступало Риму.
Следует сказать, что Александр умел выбирать места для размещения новых городов. Во всяком случае в отношении Александрии Египетской его прогнозы будущего экономического и культурного расцвета этого города вполне оправдались. Со стратегической точки зрения местоположение Александрии было чрезвычайно важно. Она располагалась почти на границе двух континентов Азии и Африки и держала под своим контролем все восточное Средиземноморье.
В то же самое время, находясь в устье, Нила, Александрия служила главным портовым городом по вывозу хлеба из Египта. Более того, постепенно Александрия стала главным торговым центром, в котором осуществлялся обмен между Востоком и Западом. Именно поэтому Александр придавал большое значение выбору местоположения этого города.
Город был основан на территории, находившейся между морским побережьем и озером в дельте Нила. История сохранила описания гигантских маяков на о. Родос и на о. Фарос в Александрии.
Родосский маяк представлял собой огромную статую из меди, изображавшую Гелиоса — бога Солнца и покровителя острова — с зажженным факелом, указывающего вход в гавань, считавшийся в Древнем мире одним из семи чудес света. Статуя была сооружена родосцами ок. 235 г. до н. э. в честь своих военных побед. От нее не сохранилось ничего; неизвестно даже, какой она была высоты. Греческий историк Филон называет цифру «семьдесят локтей», т. е. около 40 м.
На северной оконечности о. Фарос, образующего защищенную гавань перед городом, в конце III в. до н.э. был сооружен маяк в виде высокой многоярусной башни с павильоном, где постоянно поддерживался яркий огонь. По сведениям историков, его высота равнялась 150—180 м .
От мыса Лохий в восточный части города в сторону фароса была построена дамба. В середине ее был оставлен проход для судов, направлявшихся в гавань. Помимо этого был прорыт канал из Нила-Канопус. Город был ориентирован почти точно по странам света. Архитектор Дейнократ, которому была поручена планировка города, создал регулярный план с ясно выраженным перекрестком главных улиц, около которого ближе к морю располагался центр города: форум, театр, дворец, а позднее Мусейон своеобразный центр наук и искусств с крупнейшей и лучшей в Древнем мире библиотекой. Здесь в свое время трудились Эвклид, Плотин, Архимед и многие другие ученые и философы.
Главная улица города проходила параллельно морю. Она имела протяженность в 40 стадий, т. е. свыше 7 км при ширине в 100 футов (около 30 м). Улица на всем своем протяжении имела колоннады. Высота застройки в Александрии, по свидетельству древних писателей, достигала 70 футов, т. е. 20 м. В городе имелись обширные парки. Особенно славились сад Мусейона, священная роща при здании судопроизводства Дикастерионе, расположенная также в центре города, и парк Пансион, в центре которого находился искусственный холм е храмом на самой вершине. Необходимо отметить, что план эллинистической Александрии изучен еще недостаточно, однако литературные источники повествуют о том, что этот город под конец эпохи эллинизма был одним из крупнейших торговых и культурных центров Средиземноморья и что его население к этому времени лишь немногим уступало Риму. Закрепив свои победы в Северной Африке, Александр Македонский двинулся дальше в сторону Двуречья. Летом 331 г. до н. э. его войска перешли через Евфрат, и эта позиция была укреплена им путем строительства города Никефориона. Далее был форсирован Тигр и здесь на равнине, неподалеку от поселения Гавгамелы, осенью этого же года произошло решающее сражению между войском Александра и войском персидского царя Дария, в результате которого военное сопротивление персов было окончательно сломлено. Так же как и Египет, Вавилонское царство встретило Александра с почетом. Ему был присвоен титул царя Вавилонии. Находясь в Вавилоне, Александр уделил большое внимание руинам этого прославленного древнего города. По его указанию солдаты разбирали обломки возле зиккурата, а храм Мардука, разрушенный персами, он приказал восстановить.
Дальнейшее движение македонских войск проходило по территории Персии (в результате чего был взят и частично сожжен Персеполь) через Мидию в Среднюю Азию. По мере продвижения на восток Александр строил укрепленные города, в которых он оставлял свои гарнизоны. На территории Средней Азии войска Александра встретили сильное сопротивление со стороны местных государств Бактрии и Согдианы, однако и здесь Александр одержал победу и завоевал столицы обоих государств Бактрию и Мараканду (будущий Самарканд). Постоянные восстания местного населения заставили Александра усилить свою градостроительную деятельность и построить еще несколько укрепленных Александрии.
В результате более чем трехлетнего периода завоевания Средней Азии войска Александра сильно поредели. Сказывалась усталость солдат от тяжелых походов. К этому следует добавить недовольство приближенных македонского царя, которые не видели смысла в дальнейшем продвижении на Восток. И все-таки Александр предпринял последнюю завоевательную акцию и двинулся в Индию. В 327 г. до н. э. македонская армия переправилась через Инд и с помощью местного царя Таксилы перешла через следующий крупный приток Инда Гидасп, где Александр построил на обоих берегах два города: Никею как память о победе, и Букефалию -- в память о своем любимом коне. Достигнув предела своих завоевательных возможностей, Александр и на обратном пути строил города- крепости.
Так возникла Александрия у слияния притоков Инда в общее русло, Александрия в дельте Инда, Александрия на берегу Индийского океана и т. д.
После смерти Александра Македонского, наступившей летом 323 г. до н. э. В Вавилоне, который он сделал своей столицей, огромная империя распалась на ряд отдельных эллинистических государств: царство Птолемеев, царство Сеидов, Греко-Бактрийское царство, Пергамское царство и собственно Македонию.
Последователи Александра продолжали его градостроительную политику в пределах своих царств основывали новые города в стратегических и торговых целях.
Среди эллинистических государств III в. до н.э. особо следует остановиться на Пергамском царстве (283-133 гг. до н. э.). Пергамское царство было расположено в северо-западной части Малой Азии. Природные богатства: мрамор, железо, свинец, ценная глина, пригодная как для строительства, так и для выделки посуды, лес, хорошие пастбища, плодородные земли — все это способствовало быстрому экономическому развитию государства. К этому следует добавить приморское местоположение и близость главного морского пути, соединявшего Эгейское море с Черным.
Столицей Пергамского царства был Пергам, который достиг наивысшего расцвета при династий Атталидов, утвердившихся на престоле в первой половине III в. до н. э. Помимо столицы в Пергамском царстве было много укрепленных поселений, в которых проживали военные гарнизоны. Кроме того, были города-полисы, находившиеся в подчинении царской власти: Теос, Траллы, Эфес, а также города, пользовавшиеся относительной автономией (например, Магнесия).

Пергам представлял собой уникальный образец эллинистического градостроительного искусства. В отличие от большинства городов этого периода Пергам не имел регулярной планировки улиц, а свободно развивался у подножья акрополя. Пергам был хорошо благоустроенным городом. Улицы шириной 10 м были замощены камнем и снабжены водостоками. Город был окружен стенами с несколькими воротами, среди которых главными были южные ворота . В городе имелось две площади -- Верхний и Нижний рынки, а так-же три гимнасия и прекрасная библиотека, вторая после Александрийской по числу книг. Пергам был хорошо снабжен водой как за счет горных источников, так и за счет протекавшей в западной его части небольшой реки Селинус. Главная улица-дорога, начинавшаяся у южных ворот, следуя складкам рельефа, вела к акрополю. Пройдя рынок нижнего города и гимнасий, расположенный на трех террасах, она поднималась на верхнюю агору, находившуюся на высоте 250 м над уровнем моря. Преодолев подъем еще в 40 м, дорога подходила к входу в акрополь, за которым она продолжалась и оканчивалась у царских садов, позднее занятых арсеналом. По правую сторону от дороги располагались царские дворцы, славившиеся своим внутренним убранством и великолепными мозаичными полами. По левую сторону дороги располагалось святилище Афины с монументальным входом в виде пропилей. С севера к святилищу Афины примыкала Пергамская библиотека, уровень пола которой находился на уровне второго этажа галереи, окружавшей святилище. Святилище Афины было с трех сторон окружено двухъярусными белокаменными портиками, с четвертой же стороны оно было открыто на город. Храм Афины дорического ордера был несколько сдвинут к краю террасы святилища.
Спустившись из святилища на 25 м ниже, можно было попасть на террасу, на которой располагался Большой алтарь Зевса, воздвигнутый пергамским царем Атталом I в первой половине II в. до н. э. Алтарь был построен в память победы пергамских войск над племенами галатов. Он был украшен прекрасным скульптурным фризом протяженностью 120 м и высотой 2,5 м с изображением битвы богов с гигантами. Эта драматическая эпопея разворачивалась перед зрителями по мере кругового обхода алтаря.
Из святилища Афины можно было попасть также в театр, находившийся ниже по рельефу и вырубленный в скальном грунте. Театр в более поздний период получил пристройку в виде галереи, примкнувшей снизу к театральной сцене.
Таким образом, Пергамский акрополь представлял собой несколько совершенно изолированных друг от друга ансамблей, однако благодаря превышению одного над другим и возможности обозрения создавалась иллюзия пространственной целостности этих ансамблей. Особенно эффектным был западный фасад акрополя со стороны моря, находившегося в 27 км. Отсюда раскрывалась вся его веерообразная композиция, живописная и в то же самое время уравновешенная. Построенное в римский период святилище с храмом Траяна внесло в композицию западного фасада акрополя изменение и нарушило прежнее равновесие.
Пергамский акрополь являлся завершающим звеном в развитии греческих акрополей, вершиной монументального градостроительного искусства.
Среди многочисленных ансамблей эпохи эллинизма представляет значительный интерес главная агора в городе Ассосе, расположенном на берегу Адрамитского залива, к северу от Пергама.
Ассос был основан в Архаический период эолийцами. Остатки дорического периптера, расположенного на вершине акрополя, датируются этим временем. Сам город был расположен на нескольких террасах, последовательно поднимавшихся от берега моря к акрополю. На пятой, считая снизу, террасе располагалась агора. Площадь была вытянута с запада на восток и имела протяженность около 120 м. Агора была трапециевидной формы и по длинным ее сторонам располагались портики, с южной стороны одноэтажные, а с северной — двухэтажные. Восточный конец площади занимало здание булевтерия. С западной стороны располагался архаический храм. Расположение храмов в тррце площади было новым явлением в греческом градостроительстве. До этого времени храмы располагались на акрополях или в отдельных святилищах и лишь в эпоху эллинизма храмы появились на торговых площадях. Что же касается расположения храма в торце площади, то этот прием был почти не известен в эллинистической Греции и был более свойствен римскому градостроительству эпохи Республики.
Эпоха эллинизма изменила облик многих греческих городов, сложившихся в архаический и классический период. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить святилище в Олимпии, где были построены храм Метроон (375 до н. э.), Филиппейон (335 г. до н. э.) и, Эллинизм составил особую эпоху в развитии Афин.
Положение Афин, как и других городов-полисов, не было устойчивым Афины нередко пытались отстоять свои независимость от крупных эллинистических государств и прежде всего от Македонии. Однако македонские цари удерживали свой протекторат над городом и для гарантии держали свой гарнизон в Пирее. Постепенно Афины из цветущего торгово-ремесленного города превратились в центр науки и искусства, а также в своеобразный памятник былого величия Греции. Кроме того, Афины сохраняли значение общегреческого культового центра, о чем свидетельствовало строительство на юго-западе города в 330 г. до н. э. большого стадиона для Панафинейских состязаний.

Цари других эллинистических государств и просто богатые меценаты не жалели своих средств для украшения Афин новыми зданиями. Особенно выделялись этой деятельностью пергамские цари. Так, пергамский царь Атта I (241-197 гг. до н.э.) построил прц Афинской академии сад Лакидейон. Его сыновья Евмен II (197-159 гг. до н.э.) и Аттал II (159-138 гг. до н. э.) соорудили монументальные галереи. Одна из них -- беломраморная стоа Евмена была воздвигнута у подножья Афинского акрополя, рядом с театром Диониса; другая— стоа Аттала была построена на Афинской агоре, вдоль ее восточной стороны. Стоа Евмена имела протяженность 163 м и ширину 16 м. Стоа Аттала была двухъярусной и насчитывала длину 142м и ширину 19,5м. Ее колоннада, состоявшая из 45 дорических колонн, своей ритмической композицией подчеркивала направление главной дороги, которая вела к акрополю.

Эпоха эллинизма оставила свои следы не только в Афинах, но и в других городах материковой Греции, а также в таких малоазийских центрах, как Милет, Магнесия на Меандре, Эфес. Эллинистические влияния сказались и на городах Сирии (Пальмира, Гераса) и даже на городах Египта. Храмовый ансамбль на о. Филе является ярким тому примером.
Оценивая в целом градостроительство второй половины IV-конца II вв. до н.э., можно сказать, что за этот период в нем появились новые черты, обусловленные дальнейшим развитием рабовладельческого общества, образованием крупных монархических государств, объединивших в своем составе многочисленные народы Востока и Запада. Централизация и сосредоточение в ее руках богатств и массы рабов делало возможным исполнение самых грандиозных замыслов. В этот период строились целые столичные города с большими административными и общественными площадями, роскошными дворцами правителей, торговыми и военными гаванями и водопроводами. В них сооружались центры науки и искусства -- мусейоны, библиотеки, театры, многочисленные стадионы, бани, устраивались сады и парки.
Регулярное градостроительство пробрело новые черты, которые заключались в развитии главных городских пространств, в стремлении к созданию архитектурно насыщенных городских центров. Городские пространства стали в этот период самостоятельной архитектурной темой. В связи с этим особое значение приобрели колоннады и портики, придававшие городским площадям геометрическую правильность и единообразие. Перистиль стал играть ведущую роль как в жилой архитектуре, так и в святилищах, гимнасиях и других общественных зданиях. В развитии городских пространств наблюдалась тенденция к замкнутости.
Значительного развития достигли городские ансамбли, расположенные в разных уровнях, которые несмотря на сложность рельефа представляли собой единые архитектурные композиции.
Эллинистические города славились своим благоустройством, наличием водопроводов, замощением главных улиц и площадей. В то же самое время в городах наблюдался резкий контраст между жилищами богатых и бедных жителей. В жилой архитектуре этого времени наметились несколько типов зданий. Жилые дома социальной верхушки городского общества строились по подобию дворцов -- все помещения группировались вокруг перистиля. Жилые дома бедняков более походили на лачуги. В этот период появились в крупных городах (в Александрии, Тире) многоэтажные дома для сдачи помещения внаем городской бедноте. Большое распространение получили виллы.
Архитектура Древней Греции на долгое время определила направленность развития архитектуры мира. В зодчестве редкой страны не использовались общие тектонические принципы ордерных систем, разработанных греками, деталей и декора греческих храмов.
Жизнеспособность принципов древнегреческой архитектуры объясняется прежде всего ее гуманизмом, глубокой продуманностью в целом и деталях, предельной ясностью форм и композиций.
Греками была блестяще решена задача перехода чисто технических конструктивных проблем архитектуры к художественным. Единство художественного и конструктивного содержания было доведено до высот совершенства в различных ордерных системах.
Произведения греческой архитектуры отличаются удивительно гармоничным сочетанием с природным окружением. Сделан большой вклад в теорию и практику градостроительства, в формирование среды жилого дома, в систему инженерного обслуживания городов. Разработаны основы стандартизации и модульности в строительстве, развитые зодчеством последующих эпох.
В эпоху эллинизма прежняя глубокая связь греческого искусства с местными народными традициями нарушилась и заменилась стремлением, к выработке сначала всеэллинского, а затем и космополитического художественного языка. Этот процесс сопровождался привнесением в искусство греков восточных элементов, что сказывалось в области градостроительства в увеличении масштабов архитектурных ансамблей, в увлечении их формально-композиционной стороной в ущерб идейно-художественному содержанию, в стремлении к пышной декорировке. В то же самое время греческая архитектура обнаружила способность приспосабливаться к архитектурным традициям других народов, что приводило в отдельных случаях к созданию замечательных ансамблей.
В последний свой период эллинистическое искусство развивалось одновременно с римским с той только разницей, что первое из них деградировало, а второе находилось в процессе становления и развития. Очень часто этот процесс протекал в одних и тех же городах, перешедших из рук греко-македонских правителей в руки римских завоевателей. Вот почему римское градостроительство считается прямым продолжением греческих градостроительных традиций.





НовостиЧасто задаваемые вопросыИстория архитектурыТехнологии строительстваЧто нужно знать застройщикуКаталог ссылокКарта сайта