ГлавнаяО компанииНаши работыОбразец проектаПубликации"Умный дом"Декор и коврыУслуги и ценыКонтакты


Архитектурно-строительная компания
Трианон

история архитектурывеликие архитекторысловарь архитектурных терминов
 

РОКОКО
Стиль(франц. rococo), рокайль (от орнаментального мотива рокайль), получивший развитие в европейских пластических искусствах 1-й пол. 18 в. Возник во Франции в период кризиса абсолютизма, отразив свойственные аристократии гедонистические настроения, тяготение к бегству от действительности в иллюзорный и идиллический мир театральной игры.
В архитектуре повлиял главным образом на характер декора, приобретшего манерно-утончённый, подчёркнуто изящный и усложнённый вид. В ранний период развития французского рококо (примерно до 1725) в отделку помещений вводился дробный орнамент, предметам обстановки придавались прихотливо изогнутые формы (так называемый стиль регентства). Однако, вопреки ожиданиям стиль рококо не стал преобладающим во французкой архитектуре и градостроительстве. Даже среди светских построек не многим в полной мере свойственна пышность этого стиля. В архитектуре французских отелей (арх. Ж. М. Оппенор, Ж. О. Мейсонье, Ж. Бофран и др.) пышное оформление рокайльных интерьеров сочеталось с относительной, строгостью внешнего облика.
Развитое рококо (примерно 1725—50) широко использовало в декоре резные и лепные узоры, завитки, разорванные картуши, рокайли, маски-головки амуров и т. д.; в убранстве помещений большую роль играли рельефы и живописные панно в изысканных обрамлениях (десюде-порты и др.), а также многочисленные зеркала, усиливавшие эффект лёгкого движения (так называемый стиль Людовика XV). Орнамент, направленность стиля рококо ограничила его влияние на тектонику и наружный облик сооружений.

Проектами перепланировки главных городов Европы часто занимались крупнейшие архитекторы XVIII века. Они переезжали из страны в страну по прихоти того или иного монарха, ибо характерной чертой эпохи был так называемый просвященный абсолютизм. Европейские дворцы переманивают друг у друга архитекторов и поручают им наиболее значительные проекты, осуществление которых, при всем своеобразии и учете специфики местности, придает значительное сходство облику крупных европейских центров. Иными словами, по всей Европе утверждается единный художественный язык, чего никогда не случалось в предшествующие века. Городская планировка пересматривается прежде всего в некоторых столицах: если Рим продолжает развиваться в направлении, разработанном в XVII веке, то Турин стараниями Ювары продолжает застраиваться в соответствии с перпендикулярно-осевой схемой, определяющей отныне его облик. В Вене строится множество дворцов, ритмически располагающихся вокруг исторического центра: наиболее значительный из них – Бельведер принца Евгения Савойского, сооруженный неподолеку от площади, где в 1737 г. братьями Фишер фон Эрлах воздвигнута церковь Святого Карла. Все более роскошными в Центральной Европе и культовые постройки; особого расцвета достигает в эту пору строительство манастырей, о чем, в частности свидетельствует аббатство, Мельк на берегу Дуная в Австрии, перестроенное между 1702 и 1749 гг. в грандиозных и легких формах позднего барокко.
В начале века в России царь Петр Великий основал город Санкт-Петербург, куда вскоре стали стекаться архитекторы и художники из разных стран. Среди них – Бартоломео Растрелли (ок. 1700- 1771), строивший дворцы и церкви для императорской семьи: резиденцию в Царском Селе (1756) и Зимний Дворец в столице, характерные произведения позднего барокко, эклектичные, но великолепные. В середине века стиль рококо, соединивший черты австрийских и французских образцов, проник и в скандинавские столицы. Особо стоит отметить комплекс Амалиенборг в Копенгагене (1450-1768), театр и конюшни в Кристеансбурге и Кунглига Шлоттет в Стокгольме (1754).

Аббат Ланци говорил о квадратуристах, что это «художники вводящие взгляд в заблуждение застовляющие мнимый рельеф казаться настоящим». Мастера квадратуры – перспективного архитектурного обрамления в живописи – достигли в XVIII в. (хотя жанр этот карнями уходит в более отдаленное прошлое) потрясающего мастера в изображении на стенах и потолках обманчивых архитектурных деталей, среди которых располагались сюжетные сцены или грациозно размещались цветочные венки и гирлянды.
Столь характерное для эпохи искусство создания иллюзии, которому помимо квадратуристов посвящали себя перспективные художники, сценографы и устроители празднеств, постепенно отказывается от строгих архитектурных форм, стремясь к более зрелещным живописным решениям и декоративным эфектам. Так, на смену величественным и стройным перспективным построениям приходит асимметричный декор, картуши, выгнутые кансоли, витые колонны, ввинчивающиеся в пустоту, наполненые светом разомкнутые купола, где архитектура как бы растворяется в нежных переливах цвета.
Лидирующие положение в этом жанре в Италии занимала эмилианская школа, взявшая за основу теоретические труды Андреа Поццо, однако немало мастеров, часто работавших семьями, было и в разных городах Ломбардии.

Глубокое преобразование вкусов лучше наблюдается в странах Центральной Европы: от ранних примеров в Австрии и Германии до грандиозных образцов в Богемии и Польше. На заре 20-х годов архитекторы из Австрии два Фишера фон Эрлаха и Иоганн фон Хильдебрандт; братья Циммерман из Германии; итальянец Доменико Мартинелли возводят по всей Европе дворцы и церкви с совсем новым обликом, где превалируют легкость и разнообразие эффектов, конструкции, основанные на вытянутых в высоту кривых линиях.


Во Франции, вопреки ожиданиям, стиль Рококо не стал преобладающим в архитектуре и градостроительстве, как это случилось в других странах. Даже среди светских и представительских построек лишь немногим в полной мере свойственна блистательная пышность этого стиля: вспомним одно из зданий Версальского дворцового комплекса, в целом построенного при Людовике XIV, — так называемый Малый Трианон, спроектированный Анжем-Жаком Габриэлем (1698-1782) по заказу Людовика XV.
Глубокое и всеобъемлющее преобразование вкусов общества и самих кретериев подхода к окружающей человека обстановке гораздо лучше наблюдать на примере стран Центральной Европы, от ранних примеров в Австрии и Германии до грандиозных образцов в Богемии и Польше. Уже на зоре 20-х гг. архитекторы из Австрии – два Фишера фон Эрлаха и Иоган Л. фон Хильдебрандт (1668-1745); братья Циммерманн из Германии; итальянец Доменико Мартинелли возводят по всей Центральной и Североцентральной Европе дворцы и церкви с совершенно новым обликом, где превалируют легкость и разнообразие эффектов, конструкции, основанные на вытянутых в высоту кревых линиях, а восприятие из единой фокальной точки сменяется новой ретмичной организацией пространства (церкви Яна Непомуцкого в Праге и Святого Карла а Вене, где особое значение преобретают росписи и скульптурные урашения).
Позднебарочная эволюция итальанской архитектуры идет в направлении, заданном в свое время Борромини; изящные и утоньченные формы не сопровождаются здесь декоративными излишествами. Выдающимся зодчим этого периуда был Филиппо Ювара (1678-1736). Самое значительное его произведение, завершенное уже в 1718г., это базилика Суперга на расположенном близ Турина холме: новые веения сказались здесь в своеобразной динамике форм, создающей у зрителя впечатление, что здание наступает на него. Истенный шедвр Ювары – охотничий замок в Ступиниджи, завершенный в 1730 г.; это образцовая загородная резиденция, выглядящая особенно лекгой благодаря большим заклеинным пространствам, расположена недалеко от города и представляет собой перспективное завершение аллеи, оживляемое выступающими вперед крыльями и увенчанное воздушным куполом. Свои дни Ювара кончит в Мадриде, где спроектирует для короля дворец Аранхуэс.
Другой выдающейся представитель позднего барокко в Италии, Луидже Ванвителли (1700-1773), будучи сыном пейзажиста голландского происхождения (Гаспара ван Виттеля), в совершенстве овладел мастерством организации городского пространства, часто в его интерпритации производящего впечатление театральной сцены. Сочетание монументальности и элегантности характерно для дворца Казерта (1752-1770) и прилегающего к нему парка – величественного и в тоже время удивительно изящного и прихотливо разнообразного комплекса, в создании которого принемали участие скульпторы, чьи статуи украшают сады и фантаны.

Выдающимся зодчим этого периода был также Филиппо Ювара. Самое значительное его произведение – это базилика Суперга на расположенном близ Турина холме: новые веяния сказались здесь в своеобразной динамике форм, создающий у зрителя впечатление, что здание наступает на него. Еще значительное произведение – это охотничий замок в Ступиниджи, завершенный в 1730 г. Это образцовое произведение, выглядящее особенно легкой, благодаря большим застекленным пространствам, представляющее перспективное завершение аллеи и увенчанное воздушным куполом.

Основанная в первые годы XVIII века Петром Великим новая столица царской России стреметельно развивается по планам Доменико Трезини (ок. 1670-1734), архитектора из Тессина, прочертившего прямые и длинные проспекты, вдоль которых выстроилися первые дворцы. Имя другого архитектора из Италии, Бартоломео Франческо Растрелли (ок. 1700-1771), приехавшего в Россию вслед за отцом скульптором, ассоциируется с проникновением в город стиля рококо: в периуд царствования Елизаветы Петровны напротив исторической Петропавловской крепости вырастает Зимний Дворец (1754-1764). Так называемое “петровское барокко”, по сравнению с пышностью и ярким многоцветием московской архитектуры, отличается чистотой и изяществом форм и элигантностью сочетаний гармонирующих цветов – следствием влияния европейского искусства на культурную традицию Древней Руси.
Когда императрица Екатерина II предпринимает большое строительство общественных зданий (она с гордостью говорила, что нашла город деревянным а оставила каменным) – от Академии художеств и Малого Эрмитажа, оба по проекту Валлена Деламота, до спроектированных итальянцем Антонио Ринальди Эрмитажного театра и Мраморного дворца, — начинают проявляться первые признаки преодоления игривости и легкости последнего барокко и перехода к неоклассицизму. Новые трбования меры строгости стиля были учтены другим итальянским архитектором Джакомо Кваренги (1744-1817) и воплощены, в частности, в здании Академии Наук.
Основанный в 1764 г. как личный музей Екатерины II, Малый Эрмитаж распахнул двери первой большой коллекции европейской живописи. Вскоре здание оказалось слишком тесным для быстро растущего собрания, и рядом с ним вырос еще один дворец – Большой Эрмитаж, построенный на берегу Нивы между 1775 и 1782 гг. Юрием Фельтеном.

По мере того, как по всей Европе распространяется тип виллы, предназначенный для отдыха и увеселений знати, даже в жилищах монументального плана интерьеры организуются в соответствии с различным назначением: рядом с залами для приемов располагаются маленькие гостиные, будуары, комнаты для дам, залы для чтения, библиотеки, свидетельствующие о разнообразии жизни вельмож и тяготении жилого интерьера к более интимной планировке. Вообще, архитектурное формы составляли единое с декоративным убранством. Ритм архитектурной линии и снаружи и внутри часто перебивался статуями.
Для живописи, скульптуры и графики рококо характерны камерные по духу галантные сцены, эротико-мифологические и пасторальные сюжеты, асимметричные композиции. В скульптуре рококо преобладали рельефы и статуи, предназначенные для убранства интерьера, небольшие статуэтки, группы, бюсты, в т. ч. из терракоты, расписного или неглазурованного фарфора (Ж. Б. Лемуан во Франции, И. И. Кендлер в Германии). Богатая тонкими переливами и несколько блёклая по колориту рокайльная живопись (на её стилистические особенности во многом повлияла декоративная изысканность проиэведений А. Ватто, эстетическое содержание творчества которого, однако, далеко выходит за идейные и художественные рамки рококо) также имела преимущественно декоративный характер (французские мастера Н. Ланкре, Ф. Лемуан, Ж. М. Натье, Ф. Буше, отчасти Ж. О. Фрагонар). Прихотливое изящество отделки, нередко сочетающееся с заимствованием экзотических мотивов китайского искусства, свойственно произведениям декоративно-прикладного искусства рококо, мастера которого умели тонко выявить выразительные возможности материала.

Существующая с 1667 г. Королевская мебельная мануфактура, известная как Мануфактура Гобеленов, перенесла на большие шпалеры великолепные живописные композиции, вырожавшие идею прословления монархии. Среди них – аллегорические сюжеты Лебрена, восхволяющие деяние нового Александра Великого – Людовика XIV, и «Королевские резиденции» – иллюстрация роскошной придворной жизни в по-театральному ярком и рафинированном оформлении. Когда в начале века после перерыва, вызванного смертью Лебрена, деятельность трех французких шпалерных фабрик – Гобеленов, Бове и Обюссона – возобновилась, изменилась ее роль и сама истетика шпалер: этот элимент обстановки уже не должен был покрывать огромную площадь стен, теперь они вставлялись в деревянные рамы, как картины, и стали всерьез соперничать с живописью как в колористических эффектах – а совершенствование техники ткачества к никогда раньше не виднному богатству цветовой гаммы и переходов, позволяя ввести более пятисот оттенков, — так и в изысканном выборе модных тем. Впрочем, картоны для шпалер рисуют видные художники: так, Буше, возглавлявший сначала фабрику в Бове, а потом гобеленовскую мануфактуру, делает искизы для «Любовных приключений богов» (1734-1737), галантинных сцен, помещенных в рамы с декорированными картушами;Шарль Куапель создает 28 картонов на тему похождений Дон Кихота, по которым с 1728 г. ткались шпалеры с сюжетными медальонами и богатым псевдоскульпткрным орнаментом по принципу trompe I’oeil; К. Парросель увековечит эпизод прибытия турецкого посла («Турецкое посольство», 1734-1737); а по рисунку Депорта в середине века будет созданна восхитительно неправдоподобная «Новая Индия». Даже Гойя, будучи придворным живописцем, выступил в 70-е гг. с выдающейся серией картонов к шпалерам, преднозначенным для украшения залов Эскориала и Прадо: со
свойственной ему изобретательностью он избрал в качестве сюжета сцены охоты на родные темы.


С 1760-х гг. стиль рококо повсеместно вытесняется классицизмом. В России веяния рококо, особенно сильные в середине 18 в., проявились главным образом в отделке дворцовых интерьеров (в том числе созданных В. В. Растрелли), лепном декоре зданий, в ряде отраслей декоративно-прикладного искусства (резьба по дереву, художественное серебро и фарфор, мебель, ювелирное искусство).







НовостиЧасто задаваемые вопросыИстория архитектурыТехнологии строительстваЧто нужно знать застройщикуКаталог ссылокКарта сайта